Как связаны Чистополь и Борис Пастернак

02 ноября 2017

Скромное двухэтажное здание из кирпича напротив старинного Скарятинского сада - одно из основных достопримечательностей Чистополя. Здесь три года снимал комнату Борис Пастернак, а в 1990 открылся дом-музей писателя. Таких музеев в стране только два - в подмосковном поселке писателей Переделкино и в Чистополе.

Дом-музей (с) chisto-muzei.ru

Когда началась Великая отечественная война, Борис Пастернак хотел попасть на фронт, но помешала хромота. Поэтому 18 октября 1941 года в числе последней группы эвакуированных писателей он приехал в Чистополь. К этому времени его семья — жена Зинаида Николаевна с детьми, уже находилась в Чистополе в интернате Литфонда. Всего в Чистополь перевезли более 50 семей поэтов и писателей.

Комната Бориса Пастернака в Чистополе (с) АиФ/ Александра Дорфман

В комнате, где жил писатель, сохранился подлинный интерьер. Письменный стол Пастернака, пишущая машинка "Континенталь", стулья, чернильница, подстаканник, кровать с металлической спинкой, шкаф и даже книги, которые он, уезжая, подарил хозяевам квартиры. В этой спартанской обстановке Пастрнак переводил Шекспира, написал несколько стихотворений, например, "Свеча горела на столе", собирал материалы для "Доктора Живаго". Он писал так много, что перетрудил руку.

Борис Пастернак в 1943 году в своей комнате в Чистополе. (с) АиФ-Казань/ Фото из фондов музея

О жизни в Чистополе Пастернак рассказывал в письмах родным и друзьям.

"Я вставал в 6 утра, потому что в колонке нашего района, откуда я ношу воду, часто портятся трубы и, кроме того, её дают два раза в день. Надо ловить момент… Три дня я выгружал дрова из баржи, и сейчас сам не понимаю, как я поднимал и переносил на скользкий берег эти огромные брёвна. Надо было, и я чистил нужники. Никогда это не омрачало мне дня… Мы все здесь значительно ближе к истине, чем в Москве. В нравственном отношении все сошли с котурн, сняли маски и помолодели, а в физическом - страшно отощали… Мы устраиваем по средам литературные собрания... Я перевёл тут и отделал "Ромео и Джульетту" именно в том духе и вкусе, как мечтал и задумывал…", - цитируют воспоминания писателя "Аргументы и Факты.

Комната Бориса Пастернака в Чистополе (с) АиФ/ Александра Дорфман

В военное время хозяева квартир пускали квартирантов только с дровами, которые добыть было чрезвычайно трудно, и в комнате Пастернака температура порой опускалась до +2 градусов (на улице было -50). Печь обогревала слабо, тепло проникало только через дверь кухни. А там гудели три примуса, гремели ухватами и кастрюлями и вдобавок заливался патефон, оглашая квартиру звуками Леонида Утесова с его неизменным хитом "У самовара я и моя Маша".

"Однажды, когда патефон из-за заезженной пластинки выплёскивал неровные музыкальные отрывки в течение нескольких часов, Борис Леонидович не выдержал, вскочил, вышел к хозяевам и попросил, чтобы ему дали возможность работать. Его литературная нагрузка в день достигала 200-300 строк перевода Шекспира, иначе он не успевал по договорным обязательствам. Патефон, разумеется, остановили, пробурчав: «Подумаешь, работа у него, интеллигент малохольный", - приводит воспоминания драматурга Гладкова Чистопольский музей.

Личные вещи Пастернака.Зимнее пальто и валенки (с) (с) chisto-muzei.ru

Комната Пастернака - сердце музея. Интерьер помогла воссоздать Лидия, дочь бывших хозяев квартиры Вавиловых. Сын Бориса Леонидовича передал музею валенки и пальто отца. Пальто из английского черного сукна было пошито по настоянию жены писателя. Как она пишет в своих мемуарах: «Борина потрепанная шуба вызывала у меня сильное огорчение. Появиться в публичном месте в таком одеянии было неудобно. Близкие друзья намекали, что пришло время сменить гардероб. И вдруг с оказией прислали из Англии от сестер Бориса несколько метров превосходного английского сукна. Этого материала хватило на пошив 2-х пальто и еще на одно детское... Боря поначалу смущался, одевая пальто, пошитое у одного из лучших портных города — Розенцвейга, который обшивал номенклатуру. И это была большая удача – портной принимал только по рекомендации, и к нему была огромная очередь".

Именно в Чистополе, в тяжелой атмосфере эвакуации, в беседах с коренными жителями писатель задумал роман "Доктор Живаго", у героев которого есть чистопольские прототипы. Реальным человеком, с которого списан доктор Живаго, вероятно, был врач Дмитрий Авдеев, в квартире которого эвакуированные писатели проводили творческие вечера.

Читайте также:

Чистополь у истоков велосипедного движения России

Предыдущая Следующая
новость